Интересы власти традиционно обслуживают неталантливые писатели, ― Андрей Курков
Общество
Интересы власти традиционно обслуживают неталантливые писатели, ― Андрей Курков
19:35 22.04.2016
305
Рассказать друзьям

В день открытия «Книжного Арсенала–2016» известный украинский писатель Андрей Курков вместе с переводчицей с немецкого языка Нелли Ваховской презентовали книгу австрийской писательницы и журналистки Сюзанны Шолль «Эмма молчит». А меньше, чем через два часа после этого Курков принял участие в презентации фотокниги «White Angel» фотографа Нильса Акермана.

В перерыве между этими двумя мероприятиями slavpeople.com пообщались с Андреем Курковым о Чернобыле, тенденциях современной украинской литературы и о книге «Иловайск» писателя Евгения Положия.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Львiвська гастроль Джимі Хендрікса»

― Андрей Юрьевич, расскажите о лично «вашем» «Книжном Арсенале». В каких проектах принимаете участие?

― В самый первый день «Книжного Арсенала» мы провели круглый стол ― дискуссию о чернобыльской зоне. Один зарубежный фотограф ранее побывал в Славутиче, создал об этом городе фотокнигу, к которой я написал эссе. О Чернобыле, как правило, вспоминают в круглые даты со дня катастрофы.

― Вы, насколько известно, в зоне отчуждения бывали не раз?

― Да. К примеру, к 20-летию со дня катастрофы в британском издании «New Statesman» меня попросили съездить туда и написать большой репортаж о местах, которые люди вынуждены были покинуть. Примерно раз в десять лет эта тема возвращается. Но сейчас в мире, конечно, на слуху другие события. Тем не менее, я знаю, что тема Чернобыля очень близка для японцев. Я как-то возил японских журналистов в Брусиловский район Житомирской области. Туда, где живут переселенцы из зоны отчуждения. В группе журналистов был человек, который ранее жил возле атомной станции Фукусима. И когда он общался в селе с бабушкой-переселенкой, то плакал, целовал ей руки. После переезда из Чернобыля осталась сама. Так и жила в одиночестве.

Мой личный опыт с Чернобылем ― и отстраннёный, и в то же время вовлечённый. Когда произошла катастрофа, я как раз служил в армии в Одессе. Позже попросил перевести меня в Киев, где жили мои родители и брат. Тогда и наблюдал, постфактум.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Дневник Майдана»

― Давайте вернёмся к событиям «Книжного Арсенала». Здесь на дискуссиях много говорят о трендах современной украинской литературы. А какие на ваш взгляд в ней сейчас заметны основные тенденции?

― Сейчас заметны не только тренды. Сейчас также меняется лицо украинской литературы. Традиция аполитичности сменяется традицией политизированности. Лёгкий юмор становится юмором анархистским, скептическим. Появляется больше литературы нон-фикшн. А это значит, что сейчас люди больше ищут раздумий, чем сюжетов. Я увязываю это с особенностью времени. Думаю, когда напряжение в обществе спадёт, люди будут снова искать сюжеты, а раздумья отложат в сторону.

― Политизированность литературы ― это такой «минус тренд»?

― Нет. Это будет «минус трендом», если политизированность искусства останется после того, как политическая ситуация снова станет стабильной. У нас есть пример, как не надо создавать литературно пространство: российская литература не поменяла свою парадигму, когда распался СССР. Ведь это именно советская литература должна была воспитывать советского патриота, а с распадом советского союза литература осталась таковой, какой и была. Она перестала (за исключениями, конечно) отвечать особенностям своего времени.

Андрей Курков / Фото: slavpeople.com

Андрей Курков / Фото: slavpeople.com 

— А вот в Украине давно отказались от заангажированной, лояльной к власти литературы. Наша литература стала свободной: власть на неё плевала, а литература плевала на власть. Это и сформировало поколение молодых людей, который в девяностых свободно писали про секс, наркотики и рок-н-ролл. Не обращая, правда, внимания на проблемы коррупции. А сейчас из-за войны обнажились новые проблемы. Больше пишут о войне, больше обращают внимание на проблемы политики. Лично я думаю, это тоже временно. Ведь у нас традиционно неталантливые писатели обслуживали интересы власти. А одарённые, как правило, пишут отстранённо и о чём сами хотят. Но и не реагировать на события тоже невозможно, ведь есть ещё актуальность происходящего.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Садовник из Очакова»

― Из актуального ― сейчас много пишут о войне?

― В этом жанре видим два подхода. Первый ― то, как писал свой роман «Иловайск» Евгений Положий. Опросил сотни военных и гражданских очевидцев, сформировал художественную канву и наложил на неё реальные события. Второй подход ― это то, как писал свой «Аэропорт» Сергей Лойко. Это неукраинский писатель, и книга у него прежде всего получилась как фон для голливудского кино. Такой себе коммерческий полутрэш. Но вот «Иловайск» Жени Положия ― это многогранная мозаика: реальные фамилии, реальные места.

— А Иловайск ― мозаика с десятками. Реальные фамилии, реальные места, художественный фон. Такие книги, как у него, в Украине будут читать не только сейчас, а и через много-много лет.

― Вы как-то сказали, что любая война, пока она не закончилась, романтизируется. А со временем ― мифологизируется. Какой на ваш взгляд будет военная литература в будущем?

― Верно. Интересно, что сначала в обществе произошла романтизация батальонов добровольцев. Сейчас уже они мифологизируются, становятся образами вечными. А романтизация ЗСУ ещё не произошла. Думаю, этому ещё предстоит произойти.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Пуля нашла героя»

― Война на Донбассе отправила в сознании людей в далёкое прошлое Вторую мировую. Она природным образом сняла актуальность со Второй мировой и перетянула её на себя. К событиям на Донбассе через 50 лет будут относиться так, как в конце советской эпохи мы относились ко Второй мировой. Ранее в памяти та война была очень живой: у каждого есть родственники, которые или погибли, или пропали без вести в 40-х годах. Теперь живой стала война теперешняя. Позднее она ещё больше будет становиться предметом для сюжетов книг, фильмов... и для искусства в целом тоже.

Андрей Курков / Фото: slavpeople.comАндрей Курков / Фото: slavpeople.com

― Конечно. Мне особенно думать над тем, какой старт дал Майдан для искусства. Там, в палатках, зарождалось искусство, которое проявило себя позднее. Ведь во время революции элемент анархизма в искусстве был минимальным. Но он стал явным с началом войны. Сегодня от Антона Мухарского я получил его книгу «Сказки русского мира». Это феномен нашей культуры. Это то, что раньше принято было называть контркультурой. Майдан создал новую украинскую символику. Думаю, в будущем наше искусство запомнится именно таким, постмайданным.

Материал подготовила
sp-books эксперт Катерина Гончарова

Интересное в разделах на сайте
Перлини української класики (збірник)
Леся Українка Іван Якович Франко Михайло Михайлович Коцюбинський Тарас Григорьевич Шевченко Василь Стефаник Микола Хвильовий Григорій Квітка-Основ’яненко Iван Нечуй-Левицький