Интересы власти традиционно обслуживают неталантливые писатели, ― Андрей Курков
Общество
Интересы власти традиционно обслуживают неталантливые писатели, ― Андрей Курков
19:35 22.04.2016
381
Рассказать друзьям

В день открытия «Книжного Арсенала–2016» известный украинский писатель Андрей Курков вместе с переводчицей с немецкого языка Нелли Ваховской презентовали книгу австрийской писательницы и журналистки Сюзанны Шолль «Эмма молчит». А меньше, чем через два часа после этого Курков принял участие в презентации фотокниги «White Angel» фотографа Нильса Акермана.

В перерыве между этими двумя мероприятиями slavpeople.com пообщались с Андреем Курковым о Чернобыле, тенденциях современной украинской литературы и о книге «Иловайск» писателя Евгения Положия.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Львiвська гастроль Джимі Хендрікса»

― Андрей Юрьевич, расскажите о лично «вашем» «Книжном Арсенале». В каких проектах принимаете участие?

― В самый первый день «Книжного Арсенала» мы провели круглый стол ― дискуссию о чернобыльской зоне. Один зарубежный фотограф ранее побывал в Славутиче, создал об этом городе фотокнигу, к которой я написал эссе. О Чернобыле, как правило, вспоминают в круглые даты со дня катастрофы.

― Вы, насколько известно, в зоне отчуждения бывали не раз?

― Да. К примеру, к 20-летию со дня катастрофы в британском издании «New Statesman» меня попросили съездить туда и написать большой репортаж о местах, которые люди вынуждены были покинуть. Примерно раз в десять лет эта тема возвращается. Но сейчас в мире, конечно, на слуху другие события. Тем не менее, я знаю, что тема Чернобыля очень близка для японцев. Я как-то возил японских журналистов в Брусиловский район Житомирской области. Туда, где живут переселенцы из зоны отчуждения. В группе журналистов был человек, который ранее жил возле атомной станции Фукусима. И когда он общался в селе с бабушкой-переселенкой, то плакал, целовал ей руки. После переезда из Чернобыля осталась сама. Так и жила в одиночестве.

Мой личный опыт с Чернобылем ― и отстраннёный, и в то же время вовлечённый. Когда произошла катастрофа, я как раз служил в армии в Одессе. Позже попросил перевести меня в Киев, где жили мои родители и брат. Тогда и наблюдал, постфактум.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Дневник Майдана»

― Давайте вернёмся к событиям «Книжного Арсенала». Здесь на дискуссиях много говорят о трендах современной украинской литературы. А какие на ваш взгляд в ней сейчас заметны основные тенденции?

― Сейчас заметны не только тренды. Сейчас также меняется лицо украинской литературы. Традиция аполитичности сменяется традицией политизированности. Лёгкий юмор становится юмором анархистским, скептическим. Появляется больше литературы нон-фикшн. А это значит, что сейчас люди больше ищут раздумий, чем сюжетов. Я увязываю это с особенностью времени. Думаю, когда напряжение в обществе спадёт, люди будут снова искать сюжеты, а раздумья отложат в сторону.

― Политизированность литературы ― это такой «минус тренд»?

― Нет. Это будет «минус трендом», если политизированность искусства останется после того, как политическая ситуация снова станет стабильной. У нас есть пример, как не надо создавать литературно пространство: российская литература не поменяла свою парадигму, когда распался СССР. Ведь это именно советская литература должна была воспитывать советского патриота, а с распадом советского союза литература осталась таковой, какой и была. Она перестала (за исключениями, конечно) отвечать особенностям своего времени.

Андрей Курков / Фото: slavpeople.com

Андрей Курков / Фото: slavpeople.com 

— А вот в Украине давно отказались от заангажированной, лояльной к власти литературы. Наша литература стала свободной: власть на неё плевала, а литература плевала на власть. Это и сформировало поколение молодых людей, который в девяностых свободно писали про секс, наркотики и рок-н-ролл. Не обращая, правда, внимания на проблемы коррупции. А сейчас из-за войны обнажились новые проблемы. Больше пишут о войне, больше обращают внимание на проблемы политики. Лично я думаю, это тоже временно. Ведь у нас традиционно неталантливые писатели обслуживали интересы власти. А одарённые, как правило, пишут отстранённо и о чём сами хотят. Но и не реагировать на события тоже невозможно, ведь есть ещё актуальность происходящего.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Садовник из Очакова»

― Из актуального ― сейчас много пишут о войне?

― В этом жанре видим два подхода. Первый ― то, как писал свой роман «Иловайск» Евгений Положий. Опросил сотни военных и гражданских очевидцев, сформировал художественную канву и наложил на неё реальные события. Второй подход ― это то, как писал свой «Аэропорт» Сергей Лойко. Это неукраинский писатель, и книга у него прежде всего получилась как фон для голливудского кино. Такой себе коммерческий полутрэш. Но вот «Иловайск» Жени Положия ― это многогранная мозаика: реальные фамилии, реальные места.

— А Иловайск ― мозаика с десятками. Реальные фамилии, реальные места, художественный фон. Такие книги, как у него, в Украине будут читать не только сейчас, а и через много-много лет.

― Вы как-то сказали, что любая война, пока она не закончилась, романтизируется. А со временем ― мифологизируется. Какой на ваш взгляд будет военная литература в будущем?

― Верно. Интересно, что сначала в обществе произошла романтизация батальонов добровольцев. Сейчас уже они мифологизируются, становятся образами вечными. А романтизация ЗСУ ещё не произошла. Думаю, этому ещё предстоит произойти.

Читайте на spbooks: Андрей Курков «Пуля нашла героя»

― Война на Донбассе отправила в сознании людей в далёкое прошлое Вторую мировую. Она природным образом сняла актуальность со Второй мировой и перетянула её на себя. К событиям на Донбассе через 50 лет будут относиться так, как в конце советской эпохи мы относились ко Второй мировой. Ранее в памяти та война была очень живой: у каждого есть родственники, которые или погибли, или пропали без вести в 40-х годах. Теперь живой стала война теперешняя. Позднее она ещё больше будет становиться предметом для сюжетов книг, фильмов... и для искусства в целом тоже.

Андрей Курков / Фото: slavpeople.comАндрей Курков / Фото: slavpeople.com

― Конечно. Мне особенно думать над тем, какой старт дал Майдан для искусства. Там, в палатках, зарождалось искусство, которое проявило себя позднее. Ведь во время революции элемент анархизма в искусстве был минимальным. Но он стал явным с началом войны. Сегодня от Антона Мухарского я получил его книгу «Сказки русского мира». Это феномен нашей культуры. Это то, что раньше принято было называть контркультурой. Майдан создал новую украинскую символику. Думаю, в будущем наше искусство запомнится именно таким, постмайданным.

Материал подготовила
sp-books эксперт Катерина Гончарова

Интересное в разделах на сайте
Убойные каникулы (2010) / Tucker and Dale vs. Evil
2010, Канада, США, Индия, Великобритания
Перлини української класики (збірник)
Леся Українка Іван Якович Франко Михайло Михайлович Коцюбинський Тарас Григорьевич Шевченко Василь Стефаник Микола Хвильовий Григорій Квітка-Основ’яненко Iван Нечуй-Левицький